ШКОЛА

Пошел я в школу в Буденном. Но там воспоминаний не так много. Железная кружка одна на всю школу, привязанная к железной емкости с водой. Вытоптанный школьный двор с американскими кленами, шумные школьные потасовки, светлые общеслободкие праздники, никаких проблем и все.
В феврале 1957 года мы приехали в Москву и поселились на улице 3-й проезд Алексеевского студенческого городка (сейчас ул. Б. Галушкина) в большом красном новом доме. Была готова только одна четвертая часть дома. Везде шла стройка, и можно было ходить по неотделанным квартирам, когда стройка замирала.
Мебели мы с собой не привезли и первое время мы спали в ванной.
Удивительный запах заснеженной Москвы запомнился навсегда.
Хоть я в Москве и был раньше, когда отец учился, но я был еще маленький и ничего не помню.
З-й класс я заканчивал в школе на Мазутке (Мазутный проезд, сейчас ул. Павла Кочагина – виртуального человека).
Мазуткой он назывался, наверное, из-за маленького асфальтового заводика (в месте пересечения ул. Галушкина и Космонавтов). Он ужасно чадил и позже его перевели в какое-то другое место. Рядом располагалась и фирма Люлько. Когда там испытывали двигатели вой стоял страшный на всю округу. Позже испытателей тоже переселили.
На нашей улице было полно бараков. А из нашего окна, которое выходило на улицу, было виден только огромный пустырь. Там была и свалка, и капустное поле и пойма реки, ее называли «Вонючкой». Позже ее забрали в трубу. Учился в 3-м классе на Мазутке только до мая.
Раньше я не помню, чтобы у меня были проблемы с учебой. А тут появились. И я почувствовал недружелюбие к чужакам. Все время надо было быть настороже. Везде была невидимая опасность. Я помню, как был осмеян всем классом, когда попросился «на двор» (так мы говорили в школе, когда надо было выйти в туалет, он ведь был на улице).

Мазутка

3-ий класс. Я в нижнем ряду слева второй.

Павлов занимает в особое место среди друзей.
Он внезапно появился и также внезапно исчез. Но между двумя этими событиями целая жизнь.
Как он появился.
Летом того года, когда мы переехали в Москву, меня отправили в пионерлагерь.
Павлова тоже туда отправили.
Но мы с ним не дружили особо.
В лагере он прославился тем, что снялся в фильме о томкак проводит время в пионерском лагере, как пишет письмо маме. В общем, стал звездой.
Ну и все.
И тут, как-то я возвращаюсь из школы, и в арке нашего красного дома вижу идущего Павлова.
Естественно мы разговорились.
Оказалось, что он переехал в наш дом и подъезды наши рядом.
Завязалась наша дружба.
Он был ни школьным, ни институтским другом а, как говорится, вне конкурса.
Рядом с домом был Лосиный Остров. И мы ходили туда гулять.
Шел 1957 год. Запустили спутник, и мы с Павловым стали фанатами космонавтики.
Вырезали газетные статьи. Ходили на выставку смотреть экспонаты-спутники. А позже стали ходить в Клуб Любителей Космонавтики во вновь отстроенный Дворец пионеров.
Павлов выделялся своей неординарностью, разговорчивостью и активностью, всегда меня куда-то тащил. В Клуб космонавтики без него бы я не пошел.
После школы поступал в военное училище – не прошел по конкурсу, попал в армию. Сначала в Каунас. Потом в Германию. После армии поступил в МГУ на психологический факультет.
Закончил МГУ. И где он только не работал. Составлял психологические тесты для космонавтов. Работал психологом в Артеке. Это то, что я помню.
Всю жизнь мы с ним спорили. У нас здорово отличались точки зрения на многие вещи. Но это не мешало нам дружить.
Началась перестройка. Я в принципе был согласен, что нужны перемены. Но коренное разногласие у нас было по поводу науки. Павлов считал, что наука должна сама зарабатывать деньги. А не может – пусть умирает. Я считал, что наука не должна так напрямую зависеть от заработка.
И считаю, что жизнь доказала мою правоту.
Павлов, как только появились кооперативы и малые предприятия, тут же организовал свою фирму. Вначале у него дела шли хорошо. У него появились деньги. Он с легкостью купил машину.
Но прошло немного времени и, вдруг, он исчез. Потом появился, попросил в долг денег, причем немного. Но у меня и таких денег не было. Мы сами кое-как сводили концы с концами. Он продал машину и вообще исчез. Правда потом объявлялся с просьбой по поводу того, чтобы подвезти его на недавно купленный участок – он был в той - же стороне, где и наша дача. Но поездка не получилась из-за моих семейных дел.
А последний раз он меня нашел через Интернет. Он сказал, что живет в Новгороде (Великом). Снимает квартиру. Мы договорились о встрече.
Но не встретились. А при попытке позвонить на его мобильный телефон он оказался недоступен.
Похоже, он просто скрывается от кредиторов.

Павлов

Лосиный остров. Мать, я, Павлов.
Павлов.
Клуб космонавтов. На лекции.
А Павлов лектор.

В четвертый класс я пошел в школу №293, которая была ближе, и не надо было переходить через дорогу. Матери и отцу надо было упрашивать директора, чтобы меня приняли. Школа считалась элитной.
Помню, что познакомился я мальчиком, он жил на втором этаже и на день рождения подарил ему очень красивую, как мне казалось пластмассовую коробку, на крышке которой была изображена сигара, купленную в нашем магазине культтоваров. Дружили мы очень недолго – их семья куда-то переехала.
Мальчик был сыном известного партийного деятеля Шахназарова. Мальчик теперь тоже известен, он режиссер, Карен Шахназаров.
Кстати одна часть дома предназначалась для партийных работников. В нем жил недолго Николай Рыжков, Дочки его ходили в 293 школу.
Позже я подружился с одноклассником Митькой Рубинштейном. Играли с ним в плошки. Вместе завели аквариум. Он переехал потом на Сретенку.
Где-то в 5-м классе подружился с Лодькой Ивановым.

Лодька Иванов.

День рождения Лодьки. Я слева. Далее он. И дамы
Это я классе в пятом.
На этой фотографии я без очков. Позже в классе 6-м мне в какой-то потасовке сильно двинули по глазу. Он стал сильно болеть и слезиться. Пришлось мне поехать на Грановского на 2-м троллейбусе (он ходил от киностудии Горького) в поликлинику. Там мне что-то сделали, глаз слезиться перестал. Но с тех пор я стал ходить в очках. У меня появилась близорукость. Сначала на одном глазу, а потом и на втором.
Мы с Лодькой на ВДНХ. На закате нашей дружбы. Сентябрь 1963 года.Здесь я уже в очках.

Дружил я и с Витькой Егоровым из 184 дома по проспекту Мира (дом академика Жолтовского).
Витька не был моим одноклассником. Его все звали макакой. У него были белые полукеды, которые он начищал зубным порошком. Он оставлял ими белые следы, когда бегал по стенам.

Витька Егоров.

Витька и Я.
Я в ковбойке.

С учебой у меня начались проблемы. Мне очень нравился предмет - история древнего мира. Я, готовясь к уроку, все прочитал. Когда на следующий день учительница спросила, кто хочет ответить, я поднял руку вышел к доске и … не смог вымолвить ни одного слова.
Видно язык не смог работать, так как нужно. Я впал в ступор. И после этого случая боялся вызовов к доске. Да и вообще мне приходилось жутко напрягаться, чтобы успевать.
Хотя в каком-то классе, в 6-м что-ли, мы сдавали экзамены, по русскому и по математике. Сдал я их успешно.
В младших классах по математике у нас был учитель. Он был хром. Ездил на работу на машине. Всех муштровал. Мне тоже очень сильно доставалось. Как-то ближе к окончанию класса, когда надо было выставлять отметки, (а у меня все было очень плохо) он меня вызвал к доске и дал какое-то задание. Я взял да и справился с ним. Он ужасно удивился и сказал, что-то вроде следующего: «Я думал уже поставить на тебе крест, а ты справился – молодец, значит ты не пропащий. Будешь учиться дальше».
В 7-ой класс я попал тоже с трудом. Я пришел в школу, как всегда, первого сентября. В это время шло переформирование списков классов. Я себя нигде не нашел.
Как рассказывал потом Старосельский. Я заглядываю в их класс и говорю: «А меня нигде нет». Класс заржал. Этот случай вошел в историю. А меня потом все-таки вписали в список. Директор Нина Ивановна очень не хотела, что-бы я учился в школе №293. В то время шло деление на девчоночьи и мальчишечьи классы.
В нашем классе учились Хорунжий Колька, Наумов Женька, Агеев Сашка, Щербаков Юрка, Катков Юрка,Третьяков Вовка, Шипилов Толик,(нижний ряд).
Голубев, Вовка Ефимов, Гришка, Старосельский Вовка, Певцов Димка, Иванов Лодька, Лю-Пей-Юан Вася, верхний ряд), Синицин, Хватов Витька, Шевелева (она болела и сфотографироваться со своим классом не смогла), Гусельников Колька, Мациевский Славка, Тараданкин Костя, Прямков Лешка, (3-ий ряд)

7-11 класс

11 выпускной класс. Меня на фотографии нет.

Как-то один из Агеевых (на выпускной фотографии его нет – он ушел после 10 класса) подходит ко мне и говорит. Мы сегодня играем в футбол. Придешь? Я ответил - нет. Боялся всяких подначек.
В ответ он сказал «Эх-ты» таким тоном, что я понял, что я совершу ужасную глупость, если не приду. Это было вроде предательства.
Я пришел и начался совершенно другой период в моей учебе и жизни. В классе была особая атмосфера дружбы. По-злому никого не подначивали. Не было отдельных островов дружбы. Был коллектив. И даже «эгоисты» не выходили из рамок коллективизма.
А ядром был футбол.
Каждый день после уроков мы собирались на вытоптанной площадке среди кустов и деревьев, (сейчас там стоит называвшийся в свое время «Монреальский павильон Экспо-67»).
Играли в футбол Лешка Прямков, Вовка Старосельский, Димка Певцов, Лодька Иванов, Хватов, Шипилов, Третьяков, Агеев, Тараданин.
Одно время с нами учился Жорка Заброда. Он был хром, но это не мешало ему носиться с нами за мячом.
Однажды я упал на левую руку и сильно порезал внутреннюю сторону ладони стеклом от разбитой бутылки до сухожилий. Я бежал до поликлиники, а кровь никак не останавливалась. Наложили скобку. Остался шрам, который пересекает одну из «линий жизни».
Как-то наш класс отправили на ВДНХ проводить какие-то уборочные работы. Мы баловались, и кто-то стал делать трубки из трубчатых растений и стреляться. (Потом оказалось, что это борщевик.) У многих появились на следующий день огромные волдыри неизвестного происхождения, в том числе и у меня.
Отец, я помню, очень испугался. Вызвал скорую. Прикатил ЗИЛ 111 с Грановского. Меня отвезли вскрывать эти волдыри. А в классе многие неделю ходили перебинтованными.
Играли и зимой.
Потом начался битловский период.
Помню появилась пластинка «Твенти топ, Твенти Твистс.»
Там без перерывов шли твисты.
Мы переписывали друг у друга музыку.
Удачей было найти пластинку.
Образовалась четверка. Я, Димка Певцов, Витька Хватов,и Вовка Старосельский.
У Витьки Хватова, к нашей белой зависти, появился магнитофон «Тембр».
Мы в то время боролись за качество записи, а магнитофон был полупрофессиональный.
Но на первом месте была все-таки битва за знания. В старших классах у нас вели основные предметы физику и математику две сестры. Адель Марковна и Марьяна Марковна. Они из нас все соки вытягивали. Пришлось заниматься до седьмого пота. Как я ни старался мне выше тройки не ставили.

Футбол-Битлы-Учеба

Агеев Шурик. Это он меня ввел в футбольный клуб.
Павильон Экспо 67. А рабочего и колхозицы сейча нет на своем месте.
Я, Димка Пвцов, Витька Хватов, Вовка Старосельский. Это фотография 1966 года. Витька поступил в Ленинградское Военно-Морское Училище. Приехал на побывку домой. Мы сфотографировались. Больше с ним не виделись и не слышались.

Колька Гусельников появился у нас в 8 классе. У него видно что-то неладное случилось в семье. Я никогда не был любопытен и до сих пор не знаю, что случилось. Но главное - ему пришлось переехать жить к тетке. В доме у ЖД, где Аптека. Он, мне показалось, был какой-то потерянный, и я его старался поддержать. Так как одному трудно выиграть битву мы объединились на почве английского и математики. Между штудированием играли в волейбол синей бархатной подушечкой для иголок в комнате, заставленной мебелью.
Как-то (установлена точная дата 14 января 1962 года, с помощью дневника) отправились в сильный мороз на лыжах от моста через Яузу до его дома (в районе ул. Красной сосны). Дошли, открыли пустующий дом, растопили печку, согрелись.
Пошли обратно – я отморозил нос. Хорошо, что Колька оглянулся и увидел, что чисто зрительно нос у меня отсутствует – он стал одного цвета с белым снегом. С Колькой мы вместе готовились к экзаменам. Ходили в Лосиный остров. Вообще он очень серьезничал.

Колька Гусельников

Гусельников второй слева, 1972 год июль.
Мы ходили в Лосиный остров заниматься перед поступление в институт.

Вовка Старосельский – это один из тех друзей, который друг навсегда. Многие друзья как-то уходили, отходили. Вовка – навсегда.

Вовка Старосельский

Вовка со своей будущей женой. Я приезжал к ним в дом отдыха и сфотографировал их.

Лешка для меня был всегда примером настоящего мужика и мужского поведения.
Он еще в школе ездил на заработки в геологическую партию.
На нем хорошо сидела любая одежда.
Я ему завидовал белой завистью.
Он был центром наших отношений.
В это время у нас все время возникала проблема, где бы собраться.
Несколько раз мы большой кампанией собирались у Лешки на даче в Тарасовке. У него единственного была такая дача. Его отец был известный журналист и у него было огромное количество подшивок старых газет сталинских времен.

Лешка Прямков

С Лешкой мы ездили отдыхать в Сочи на турбазу, после окончания института. Там сделан этот снимок.

Как я уже говорил мы с Павловым записались в Клуб Юных Космонавтов.
С высоты прожитых лет я смотрю на это и удивляюсь. Ведь нашлись люди, которые поддержали эти увлечения. Программы как таковой, не было. Мы ходили в бассейн, ездили заниматься планеризмом, слушали общеразвивающие лекции в Политехническом музее. Там была Тамара Людвиговна, которая, наверно, не слишком материально была поощрена за координационные усилия по собиранию школьников на лекции про тунгусский метеорит, квантовую механику, вычислительную технику и пр. и все таки находила силы и время для этого.
Вокруг этого обрастал коллектив. Вот некоторые фамилии. Валерка Никифоров, Вовка Попов, Мишка Пассер. Он подарил мне фотографию с Титовым, Гагариным и Поповичем.
Позже учеба вытеснила эти занятия.

Клуб юных космотавтов.

Фото Мишки Пассера (из дневника известно число 24 ноября 1962 г.)
Это фотография Поповича, сделанная мной.

У работающих родителей всегда есть проблема - куда девать детей летом. Отцу, как ответственному работнику, давали в аренду дачу в ведомственых дачных поселках. Сначала было Кратово, потом Болшево, потом Назарьево. Там было организовано питание таки образом, приходили люди с судками, куда накладывали первое второе и третье. Для меня это была самое томительное время. Надо было стоять в очереди, и еще каким-то образом решать, что делать с едой, аппетита у меня никогда не было. Ведь надо было играть с друзьями - какая еда? Первое лето нашего пребывания в москве совпало с проведением междунароного фестиваля 1957. У нас в то время уже был телевизор и мы смотрели "Фестиваль".
Погода в то лето была удивительно жаркой и мы ездили купаться на песчаные карьеры вместе с Ниной, которая гостила в это время у нас.

Кратово.

Нина с подругой

На следующий год меня отправили в Борисоглеск, к тете Груне.
У тети Груни был крыжовник, оплетенный паутиной, в которой жили пауки. Я их кормил мухами, то есть ловил их и кидал в паутину. Если паук обнаруживал добычу, то быстро подбегал к ней и ловко обрывал вокруг нити, делая что-то наподобие гамака. Как только нити были оборваны, паук молниеносно начинал вращать получившийся «гамак» -муха оказывалась в коконе. Паук обрывал оставшиеся 2 нитки, уносил ее в хранилище, и перемещался на выжидательную позицию.
Помню, что еще нашел у тети Груни старые местные газеты и вырезал все, что относилось к запуску спутников и космонавтов. По-моему в то лето запустили Поповича. Самое запоминающееся событие произошло, когда меня Сергей взял на рыбалку.
Сергей тщательно готовился к рыбалке. Варил кашу. Готовил снасти. Копал червей в местном ручье около пивзавода. Ручей пах пивом. Сергей не очень хотел, чтобы я с ним ехал. Но потом обреченно сказал:«Ладно».
На следующее утро мы с ним поехали на велосипедах к месту, где река Ворона впадает в Хопер. Это довольно далеко. Пошел дождь. И для меня это было настоящее испытание. Но мы доехали. На следующее раннее утро Сергей ушел на рыбалку. Меня он не будил, но я сам встал.
Сергей взял лодку, стал выдвигаться на позицию и пропал в тумане, но было слышно, как капают капли с весла.
Я тоже взял нехитрую снасть и уселся на берегу.
Выползла пиявка и заглотила моего червяка-приманку.
Я стал ждать поклевки. И она последовала. Попался средний окунь, потом еще один. Плотва. К концу рыбалки у меня собралось около двух десяток средних рыбешек.
У Сергея улов был, конечно, покрупнее, с десяток крупных и средних лещей. Плотва не такая как у меня – крупная. По-моему были и язи.
Приплыл на лодке другой рыбак и, оказалось, что у он наловил еще меньше, чем у меня.
Сергей, по-моему, несколько смягчился по отношению ко мне.
Но я совершил очередную оплошность – попросил у Сергея подержать в руках его леща. И упустил его, когда опустил в воду – не удержал.
Еще одну оплошность, я совершил, когда убирал перемет. Перемет – это такая веревка, которая перекинута с одного берега на другой, чтобы можно было держаться на быстром течении (у Хопра очень быстрое течение в этом месте).
Сергей попросил смотать веревку – он был в это время с другого конца веревки, но только не запутать ее. Длина ее была не меньше 50 метров.
Конечно, я запутал веревку, причем конкретно.
Сергей ничего не сказал, но явно был раздосадован.
Когда мы вернулись, я потратил наверно часов шесть на то, чтобы распутать веревку. И распутал – это было дело чести.

Борисоглебск.

Местная живность. Кот - Жулик и Пес - Тузик. На фотографии видно, какие у них были взаимоотношения. Пес запомнился еще и тем, что был неравнодушен к арбузам. Он ел их килограммами. Однажды он попал в ДТП. Местный велосипедист проехал по нему сначала первым, а потом и вторым колесом. Но, по-моему, все прошло без травм. Были только жалобы с его стороны – он поскулил несколько минут.
Сергей варит кашу приманку для лещей. Нина оценивает качество.
Тетя Груня, Бабушка, Иать на заднем плане и маленькая Наташа.

В Болшевском дачном поселке было одно из местных хобби строить модели кораблей.
Я построил модель судна с резиновым моторчиком и корпусом из папье-маше. На соревнованиях, которые устраивались в ванне, мое судно заняло первое место – оно проплыло одиннадцать ванн.
Большую часть времени мы гоняли на велосипедах. У меня велосипеда не было, и мне приходилось тайно его брать у брата (он не разрешал на нем кататься). Для меня он был велик и я катался «под рамой».
Валерки Новоселова на фотографиях нет, но с ним очень многое связано.
С ним тайно строили голубятню и гоняли голубей в закрытом дачном поселке «Болшево».
С ним тайно ездили в Москву покупать голубей. Для экономии денег в метро проходили бесплатно – надо пройти плотно за человеком опустившим пять копеек в автомат пассажиром.
С ним тайно изготавливали ракеты из кинопленки и корпусом из баночки таблеток для валидола запускали их в овраге.
Он показал мне другую Москву.

Болшево.

Болшевские друзья
Мелкий представитель Болшевского дачного поселка
Это часть дачи, которую мы занимали.

В 11 классе перед новым годом я заболел скарлатиной и лежал в отдельном боксе в ЦКБ (Рублевское шоссе) почти месяц. У меня было осложнение на сердце, и я долго не ходил в школу, потом еще болел. Мне запретили играть в футбол. Но играл тайно.
Отец, в связи большими пропусками занятий добился, чтобы я не сдавал экзамены. Мне было не по себе все готовятся к экзаменам а я в стороне.
Вместо экзаменов меня отправили отдыхать в Титьково, Калининская обл. (рядом с местом где родился Калинин М.И.)
Место благодарнейшее. Чистейшая речка Медведица. Песчаный пляж.
В Назарьво, дачный поселок (очень большой, не то, что Болшево).где мы стали проводить лето после того, как отец сменил место работы, познакомился Алешкиным Витькой и Сашкой Шапошниковым.
У Алешкина был наверно какой-то разряд по баскетболу, и мы играли больше всего в баскетбол и волейбол.
Купались в речке Вяземке и катались на лодках. Ловили крошечных окуней.
Приезжал туда Павлов. Он купил кинокамеру и снимал фильм.
Я установил дружбу с местными муравьями. Помогал им увеличивать жил площадь – и они !!! соглашались с моими конструктивными предложениями.
Летом 1965 стал готовиться к экзаменам в институт. Начал готовиться на даче и понял не смогу подготовиться – слишком много соблазнов. Уехал в Москву.
Экзамены сдал причем довольно успешно . Только по химии получил тройку. А сочинение на 4, Физику на 4 Математику на 4 и 5.
Кстати день моего последнего экзамена - химии (мне преподаватель поставил тройку но сказал, что баллов у меня все равно достаточно) совпал с днем свадьбы брата.
И я после экзамена пошел на его торжество. Оно проходило в ресторане «Золотой колос», на ВДНХ. Там отличился Сизов, он очень здорово набрался.

Перед институтом.

Свадьба Валеки в Грибоедосвом.

Внедорожные траспортные средства
(Land Locomotion – Mechanical Vehicle Mobility LL-MVM)
Контактный телефон: 8-903-110-70-97 Анатолий Петрович
E-mail ap-fedosov&newmail.ru